Основные ритмы мозга Тест на альфа-активность Что могут альфа-ритмы
История науки Бергер Роберт Монро Уразаевы
Технологии музыкотерапии Медитация и альфа-ритмы Как восстановить свои альфа-ритмы
Письмо Министерства образования Психофизиологическая коррекция Бинауральная терапия Отзывы Патент Видео
Подготовка к обследованию Инструкция
Уфа Партнеры
 

Современные технологии музыкотерапии

Современная физиологическая наука находит все новые и новые возможности для раскрытия и изучения казавшихся ранее странными и необъяснимыми феноменов. Одним из таких феноменов является музыка и влияние, которое она оказывает на человека. Применение произведений музыкального творчества с лечебной целью является, пожалуй, одним из самых древних методов немедикаментозного воздействия на пациента. Великие античные философы Пифагор, Аристотель, Платон обращали внимание современников на целебную силу воздействия музыки, которая, по их мнению, устанавливает пропорциональный порядок и гармонию во всей Вселенной, в том числе и нарушенную гармонию в человеческом теле. Выдающийся врач и мыслитель Авиценна еще тысячу лет назад лечил музыкой больных нервными и психическими заболеваниями. В Европе упоминание об этом относится к началу XIX века, когда французский психиатр Эскироль стал вводить музыкотерапию в психиатрические учреждения. Характерно, что применение музыки в медицине носило преимущественно эмпирический характер.

Современные исследования показали, что возможности применения музыкотерапии в лечебно-профилактической медицине достаточно широки и могут включать в себя разнообразные программы: для снятия стресса и облегчения боли у взрослых и детей; для повышения резервных возможностей организма человека в центрах здоровья; для больных бронхиальной астмой; для взрослых с отклонениями в развитии; для контингента психиатрических больниц и клиник всех возрастных групп; для лиц, страдающих психосоматическими расстройствами; для пациентов реабилитационных центров, имеющих физические нарушения; для престарелых и лиц, нуждающихся в постоянном уходе; для детей, страдающих нарушениями речи и отстающих в развитии, и т. д. При этом музыкотерапия понимается как " система психосоматической регуляции функций организма человека", имея в виду одновременное влияние акустических волн, организованных в музыкальную структуру, на психоэмоциональную, духовную сферу человека и непосредственно на поверхность тела и внутренние органы (Шушарджан С.В.,2000). Мы видим, что лечебно-оздоровительный эффект музыкотерапии в значительной степени опосредован действием музыки на центральную нервную систему. Все многообразие нейрофизиологических реакций, возникающих при прослушивании музыки по всей видимости может быть связано с двумя ключевыми моментами: с воздействием на эмоциональную сферу человеческой психики и с явлениями резонанса по отношению к ритмам электрической активности головного мозга.

Еще И. М. Догель и И. М. Сеченов отмечали стимулирующее воздействие маршевой музыки на мышечную работоспособность, которая, в частности, оживляюще действует на уставших солдат. И. Р. Тарханов своими оригинальными исследованиями показал, что мелодии, доставляющие человеку радость, замедляют пульс, увеличивают силу сердечных сокращений, способствуют расширению сосудов и нормализации артериального давления, а раздражающая музыка даёт прямо противоположный эффект. Л. Демлинг выявил, что некоторые симфонические произведения изменяют кислотность желудочного сока. В связи с этим обед в музыкальном сопровождении оправдан не только с эстетической, о и с утилитарной точек зрения. Выявлено влияние музыки на нейроэндокринную функцию, в частности на уровень гормонов в крови, играющих чрезвычайно важную роль во всех эмоциональных реакциях. По современным представлениям, формирование целостных поведенческих реакций организма на различные внешние раздражители, в том числе и на музыку, осуществляется с помощью сложной функциональной системы, в частности на основе специфических нейрохимических механизмах подкорки, которые вследствие химического сродства избирательно мобилизуют соответствующие образования головного мозга для выполнения той или иной целенаправленной деятельности.

Европейскими специалистами было также отмечено, что музыка действует избирательно - в зависимости не только от её характера, но и от инструмента, на котором исполняется. По-разному влияет мажорная и минорная музыка. При нормальном восприятии первая всегда вызывает светлое и радостное настроение. В то же время вторая, как правило, связана с грустью, печалью. Правда, минорная музыка, выражая суровую энергию, драматические переживания, может способствовать активации физиологических процессов и вызывать активное состояние. Это в принципе понятно, так как на слушателя оказывают существенное влияние темп, ритм и динамика музыкального произведения, о чём уже говорилось выше. Н. А. Фудин и соавт., изучая влияния музыкальных воздействий на состояние студентов перед экзаменом и на эффективность выполнения ими тестовой операторской деятельности, выявили, что определенным образом подобранные музыкальные произведения улучшают самочувствие, снижают психоэмоциональное напряжение, нормализуют вегетативный тонус и повышают эффективность деятельности обследуемых. В этом обзоре мы более подробно остановимся на технологиях музыкотерапии, основанных на использовании частот, резонансных ритмам электрической активности головного мозга.

Резонанс колебательных систем — хорошо исследованное и понятое в физике явление. Если возбудить камертон на частоте, скажем, 440 герц и поднести его к другому, невозбужденному, камертону с собственной частотой тоже 440 герц, то последний тоже начнет звучать. В этом случае говорят, что второй камертон заставил первый резонировать. Физика резонансного взаимодействия с таким же успехом применима и к биологическим системам. В нашем случае интерес представляют электромагнитные волны в мозге. Электрохимическая активность мозга приводит к появлению в нем электромагнитных волн, которые могут быть изучены с помощью специального оборудования. Частота этих волн зависит от активности нейронов в мозге. Поскольку нейронная активность носит электрохимический характер, функционирование мозга может быть изменено путем введения специальных препаратов (психотропных), путем электромагнитной индукции, или путем резонансного взаимодействия с внешними системами. Таковыми системами могут являться и ритмические структуры, используемые в музыке. Так, Н. Н. Захарова и В. М. Авдеев исследовали функциональные изменения в ЦHC при восприятии музыки, осуществляя запись электроэнцефалограмм у испытуемых с одновременной регистрацией кожно-гальванических реакций. Обнаруженные данные свидетельствовали об изменении потока возбуждения в кортико-таламических и кортико- лимбических кругах. Более глубокие положительные эмоции при прослушивании определенных музыкальных произведений сопровождались изменениями ЭЭГ, свидетельствующими о большой активности коры головного мозга, учащением сердечных сокращений и дыханий. И. М. Гринева обнаружила, что прослушивание мелодичной музыки в спортивном темпе негромкого звучания оказывало на больных седативное воздействие, а на ЭЭГ фиксировалось уменьшение в частотном спектре альфа-ритма или заметное увеличение его индекса, увеличение амплитуды альфа-ритма и снижение амплитуды быстрых колебаний. Музыка энергичная, с четким ритмом, контрастная, умеренного темпа и громкости давала тонизирующий эффект, что сопровождалось депрессией альфа-ритма, увеличением амплитуды и индекса быстрых колебаний.

Анализ церебральной гемодинамики на основании данных реоэнцефалограмм показал, что в подавляющем большинстве случаев при прослушивании музыки происходила нормализация мозгового кровообращения Мы полагаем, что лечебные эффекты музыкотерапии могут реализовываться посредством достижения у пациента при прослушивании музыки состояния «потока» (по терминологии М. Чиксен-тмихайи). Проводя экспериментальное изучение деятельности, мотивы которой, в первую очередь, ориентированы на процесс, а не на результат М. Чиксептмихайи выделил специфическое состояние, закономерно возникающее при этом. Для его обозначения им было принят термин "поток", предложенный самими обследуемыми, пережившими это состояние. В исследованиях М. Чиксентмихайи показано, что состояние "потока" можно испытывать в процессе практически любой деятельности и лишь от самого человека зависит, сможет ли он научиться формировать условия, порождающие его. Изучение качества деятельности и психофизиологического состояния лиц, занимающихся ей, позволило авторам прийти к выводу о том, что при возникновении состояния "потока", оно является оптимальным как для результатов, так и для самого субъекта. Как правило, состояние "потока" знакомо практически всем по игровой деятельности. Гораздо меньше людей встречаются с ним в процессе труда. М. Чиксентмихайи были изучены многочисленные профессиональные группы, где состояние "потока" встречается довольно часто, практически закономерно. Среди них художники, скульпторы, поэты, композиторы, музыканты, альпинисты, скалолазы, шахматисты, хирурги, студенты и даже рокеры.

Общими признаками для потоковых состояний являются:

  • чувство слитности со своими действиями ("слияние действия и осознания");
  • полная управляемость ситуацией, сознание полноты контроля над своими действиями;
  • потеря самосознания, стандартной концепции себя и наиболее интенсивное осознавание своих внутренних процессов. По отзывам обследуемых - это состояние полной мобилизации и высочайшей внутренней активности, что приводит к новым неожиданным решениям;
  • наличие трансцендентных переживаний, чувство гармонии с окружением, исчезновение психологических защит;
  • чувство аутотентичности опыта, т.е. именно субъективное переживание является главным мотивирующим фактором деятельности;
  • чувство наслаждения процессом деятельности, из-за чего лишение возможности выполнять необходимую деятельность и испытать само ресурсное состояние может в ряде случаев стать личной катастрофой для человека.

Интересные закономерности выявлены при анализе электрической активности головного мозга испытуемых, достигших состояния «потока». После периода подавления альфа ритма, появления признаков десинхронизации и высокочастотной активности в состоянии "потока" наблюдалось парадоксальное для ситуации активной деятельности нарастание медленноволновой активности. Известно, что в состоянии расслабленного бодрствования у большинства здоровых взрослых людей на ЭЭГ регистрируется регулярный альфа-ритм максимальной амплитуды. Этот ритм может изредка прерываться, очевидно, в связи с реакцией активации за счет внутренней психической активности обследуемого. При занятии человека каким-либо видом деятельности, которая вызывает повышенное эмоциональное напряжение или требует высокой степени внимания, на ЭЭГ возникает состояние, называемое десинхронизацией. Представления о связи "уплощения" ЭЭГ с повышением активации и нарастания амплитуды альфа-ритма со снижением уровня функциональной активности достаточно хорошо согласуется с данными исследований зависимости ЭЭГ от психических процессов. По своей энцефалографической картине деятельность в состоянии высокой концентрации и собранности на выполняемой задаче, т.е. в "потоке", имеет весьма большое сходство с неглубокими медитативными состояниями (Т.А. Hirai, 1981; М. Murphy, S. Donovan, 1988). В контексте данной статьи следует отметить происходящее завоевание западного рынка электронными приборами для биологической обратной связи и подпорогового программирования.

Предыстория вопроса такова. После цикла исследований медитации дзенских монахов было установлено, что в состоянии "дза-дзен" резко возрастает интенсивность альфа ритма и происходит синхронизация частот биоритмов мозга обоих полушарий (обычно эти частоты несколько различны). Вскоре после этих исследований в русле идей биологической обратной связи были разработаны портативные приборы, осуществляющие стимуляцию мозга через электрические датчики, наушники и светодиоды. Оказалось возможным навязывание мозгу человека ритмов, характерных для разных состояний сознания. Например, низкий бета-ритм частотой 15 Гц интенсифицирует нормальное состояние бодрствующего сознания. Высокий бета- ритм частотой 30 Гц вызывает состояние, сходное о тем, которое возникает после употребления кокаина. Альфа-ритм частотой 10,5 Гц вызывает состояние глубокой релаксации. По ряду предварительных данных в этом состоянии мозг производит большое количество нейро-нептидов, повышающих иммунитет. Тета-ритм частотой 7,5 Гц способствует возникновению состояния, характерного для глубокой медитации. При низком тета-ритме частотой 4 Гц возникает иногда переживание, получившее в литературе название "путешествие вне тела" При частотах ниже 4 Гц возникает сильное стремление заснуть, трудность сохранения бодрствующего сознания. С помощью современных портативных приборов легко вызывается состояние "сверхобучения" или "подпорогового программирования". Оказывается, в этом состоянии человек является чрезвычайно восприимчивым к запоминанию новой информации. На современном рынке имеются тысячи всевозможных разновидностей аудио-кассет для подпорогового программирования (для изучения языков, отучения от курения, снятия стресса, избавления от лишнего веса, настройки на различные жизненные ситуации.

Одной из наиболее продвинутых технологий, позволяющих с помощью акустических стимулов изменять состояние сознания человека является использование аудиостимуляции бинауральными ритмами.

Бинауральные биения были открыты в 1839 году немецким экспериментатором Г.В. Давом. Способность людей слышать бинауральные биения возникла в результате эволюционной адаптации. Многие виды животных способны делать то же самое благодаря особенностям структуры своего мозга. Полоса частот, в которой животное может слышать бинауральные ритмы, зависит от размеров его черепной коробки. В случае человека это должна быть несущая частота(8) ниже примерно 1000 гц (Oster, 1973). Длина волны такого акустического сигнала не превышает размеров черепной коробки человека, таким образом, он огибает голову по принципу дифракции. Подобный эффект наблюдается при распространении радиоволн — низкочастотные радиосигналы (длинные и средние волны) доходят в любую точку планеты независимо от препятствий на их пути в виде гор, строений и т.п. Высокочастотные (короткие) радиоволны, типа УКВ и FM- радио, телевидения и СВЧ, распространяются по прямой линии и не могут огибать Землю. Горы и высокие здания блокируют их распространение.

Поскольку акустические сигналы с частотой менее 1000 гц огибают голову, их слышат оба уха. Но поскольку между ушами имеется определенное расстояние, мозг “слышит” сигналы, поступающие от них, с разными фазами, т.е. каждое ухо слышит свою часть волны, по мере того как она огибает голову. Именно эта разность фаз позволяет мозгу точно определять расположение источника звука при частоте менее 1000 гц. При частоте звука более 8000 гц с локализацией источника уже хорошо справляется внешнее ухо. Почти все звуки, издаваемые животными, имеют частоту ниже 1000 гц. Нетрудно понять, зачем им понадобилось умение точно вычислять расположение друг друга. В применении же к нашим задачам эта способность, присущая человеку, как раз и дает возможность слышать бинауральные биения. Когда в правом и левом ухе присутствуют сигналы двух различных частот, мозг вычисляет разность фаз между этими сигналами. В нормальных условиях это дало бы информацию о направлении звука. Но в нашем случае, когда звук идет из наушников или стереодинамиков, мозг производит наложение этих двух сигналов, что в результате дает третью, “разностную”, частоту биения, слышимую как бинауральный ритм. Он воспринимается как биения на частоте, равной разности частот, слышимых правым и левым ухом.

Исследования показали, что пространственно эти биения возникают в верхней оливе, расположенной в стволе мозга — первой точке контралатеральной интеграции органов слуха (Oster, 1973). Исследования позволяют также предположить, что резонансный отклик идет из inferior colliculus (Smith, Marsh, & Brown, 1975)” (Owens & Atwater, 1995). Эта активность передается в кору мозга, где ее можно зафиксировать с помощью ЭЭГ. Бинауральные биения хорошо слышимы на низких частотах (менее 30 гц), что соответствует спектру ЭЭГ (Oster, 1973). Этот феномен, равно как и частотный отклик в мозге на бинауральные фонограммы (Hink, Kodera, Yamada, Kaga, & Suzuki, 1980) помогает понять, при каких условиях такого рода воздействие наиболее эффективно в плане достижения измененных состояний сознания.

По поводу изменений в сознании, производимых бинауральными ритмами, существует огромное количество устных свидетельств и все возрастающее число попыток научных экспериментов. “Субъективные ощущения от прослушивания фонограмм с бинауральными ритмами могут быть как стимулирующими, так и успокаивающими, в зависимости от частоты ритма” (Owens & Atwater, 1995). Бинауральные ритмы в дельта- (1 - 4 гц) и тета- (4 - 8 гц) диапазонах связываются в отчетах с состояниями расслабления, медитации и творчества (Hiew, 1995), и используются в качестве средства, помогающего уснуть. Бинауральные ритмы с частотой альфа-волн (8 - 12 гц) возбуждают соответствующие волны в мозге (Foster, 1990), что соответствует состоянию спокойного бодрствования, а ритмы бета-диапазона (обычно 16 - 24 гц) связываются с повышенной сосредоточенностью и бодрствованием (Monroe, 1985), а также с улучшением памяти (Kennerly, 1994).

Пассивное прослушивание фонограмм с бинауральными биениями не обязательно введет вас в измененное состояние сознания. У каждого человека присутствует определенная инерция психофизиологического характера, связанная с гомеостазом, которая мешает воздействию на сознание бинауральных ритмов.

Субъективные переживания воздействия бинауральных ритмов могут быть обусловлены целым рядом промежуточных факторов. Важны, например, желание и способность слушающего расслабиться и сфокусировать внимание. “Ультрадианные ритмы в нервной системе обуславливают периодические изменения степени пробужденности и состояния сознания в целом” (Rossi, 1986; Shannahoff-Khalsa, 1991; Webb & Dube, 1981). Эти естественные сдвиги в сознании, возможно, являются причиной некоторых устных свидетельств о непостоянстве воздействия бинауральных ритмов. Не исключено также влияние других внешних факторов.(Owens & Atwater, 1995) Например, восприимчивость к бинауральному ритму усиливается при наложении на него белого шума (Oster, 1973), поэтому белый шум часто используется в качестве фона в подобного рода фонограммах.

Для усиления воздействия бинауральных биений на состояние сознания использовались и музыка, и направленное воображение, и словесные внушения (Owens & Atwater, 1995). Для “слома” бессознательного внутреннего противодействия некоторых участников в качестве фона использовались также гудение, тонирование, дыхательные упражнения, аутогенная тренировка и/или биообратная связь (Tart, 1975).

По нашему мнению, наиболее перспективным в качестве музыкотерапевтического средства, будет использование бинауральных ритмов, созданных на основе индивидуально подобранных для конкретного пациента музыкальных композиций. Фонограммы таких музыкальных произведений могут помочь пациенту в достижении потоковых или медитативно-релаксирующих состояний и включить механизмы саморегуляции, необходимые для выздоровления. Лечебное и профилактическое значение составленных таким образом композиций требует основательного изучения и оценки в контексте развития концепций современной интегративной, а также профилактической медицины.